gototopgototop
Берестяной шаркунок

Случайное фото
p0000073.jpg
Берестяной опрос
Обработка бересты традиционное занятие каких народов?
 
Видео мастер-классы
Видео мастер-классы с берестой

Русская берёза. Автор Гусев Евгений Александрович

Публикации - Статьи


Русская берёза


Автор:  Гусев Евгений Александрович, Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
г. Лысково Нижегородская область
Персональная страница автора

Нет больше такого дерева, которое бы природа создала специально для человека, и нет такого дерева, которое отдавало бы все себя до капельки именно человеку. Достаточно того, что растет это белоснежная красавица в наших лесах, рощах, парках, да и просто под нашими окошками на шумных и многолюдных улицах и радует глаз неравнодушного наблюдателя, наполняя душу умилением, поэзией и лирикой. Шелест ее листвы под легким ветерком ласков и нежен, тень от широкой кудрявой кроны в летнюю жару приятна и спасительна, белизна бересты, как венчальное платье невесты, прекрасна и неповторима. Ни в каком другом дереве так весело не щебечут птицы, радуясь солнцу летнего утра, и нигде больше так упоительно не стрекочет кузнечик свою длинную двухколенную трель теплыми ночами.  И уж едва ли найдется растение, которое выглядело бы так светло и жизнерадостно среди закутанного сугробами спящего зимнего леса.

           Люди с испокон веков очень бережно относились к березе, любили ее, слагали о ней песни, а великий праздник Троицы всегда было принято считать праздником русской березы.

           Редкий из нас, наверное, не пробовал ранней весной сладкий прохладный сок, который струится по стволу березы из только что оттаявшей земли к почкам, чтобы дать жизнь новым зеленым листочкам и приодеть славное дерево в чистый зеленый наряд. Не из любопытства или из-за жажды пили люди березовый сок и даже запасали его впрок, а чтобы лечить им человеческие недуги. Сок очень полезен и питателен, в нем много витаминов, так необходимых всему живому в период весеннего авитаминоза.

              Собирал человек ранней весной с веток березы набухающие, слегка смолянистые почки, настаивал их на спирту или на водке. Затем пил или натирался и делал это тоже для того, чтобы вылечить мучительные болезни желудка, сердца, спины и других органов. Другой, прошагав по лесу не один десяток километров, уставший и промокший от пота, вдруг обнаруживал по дороге на стволе березы черно-коричневый нарост гриба-чаги, и как бы ни был тяжел его рюкзак, он обязательно снимал его для себя, чтобы потом применить в лечении, ибо нет средства лучше против множества желудочных болячек. А уж человеку в возрасте заваривать и пить чагу как чай просто необходимо, так как она, хоть и не считается лекарством, но является вернейшим профилактическим средством против раковых новообразований.

              Лечился в старину простой мужик от множества болезней самым распространенным по тем временам средством – дегтем. Язвы и сыпи залечивал  смазыванием, а при разных кишечных коликах принимал внутрь на вид противную и на запах  отталкивающую густоватую темную жидкость. Она и сейчас входит в состав многих современных лекарственных препаратов. А выгонялся деготь из березовой коры – бересты. И было у него еще не счесть предназначений в быту, начиная от смазки  тележных колес и яловых сапог и заканчивая пропиткой девичьих кос с целью их оздоровления и борьбы с насекомыми.

              С Петровок до Ильина дня была у русского хозяина забота – наготовить на всю зиму березовых веников, высушить их и развесить аккуратно на сушилах в тени, чтобы все время свежие были и под рукой. Истопится банька, запарится кипятком в тазике веничек, и поплывет аромат по парной, да такой, что, кажется, все запахи цветочных полян в березовых рощах в один миг соберутся и закружат голову прозябшему на морозе мужику. И заходит, захлещет по истомившемуся на тяжелой работе телу запашистый снопик березовых веток в листве, разожжет кожу паром до ярко красного цвета, до нутра достанет так, что аж дух – вон!  А вместе с ним вон и вся хвороба незаметно уходит из тела. После бани человек, как заново родится, не зря в народе так говорят. Так береза в первую очередь врачует человека.

           Летом готовит мужик на зиму себе дрова, чтобы распилить их, расколоть и высушить по теплу, а зимой жить-поживать на готовеньком. И какие же себе дрова он старается подыскать? Без сомнения березовые, так как они самые жаркие, долго горят и не стреляют из огня угольями, как пихта или елка. Или, например, охотник в тайге ходит себе целый день по промысловому путику и застает его ночь в лесу, да не дай Бог еще и с непогодой. Сухих дров вокруг много, жги – не хочу, да вот только сгорают они в холоде мигом, как порох. И идет наш охотник опять на поклон к березе, срубит сырую стволину, разделит ее на три-пять чурок, длиной по метру, и этого ему хватит на всю долгую зимнюю ночь. Сначала он костер из сушняка сложит, распалит его как следует, одежду просушит, похлебку сварит, а потом в жаркий огонь сырые березовые плахи положит, и они медленно, но тепло и ровно горят, спать позволяют. Чуть холодно стало - очередную чурку в огонь. А на утро человек, отдохнувший и бодрый, снова готов идти в путь.

              Но охотнику береза нужна не только из-за дров. В Сибири водится крупный вид благородного оленя – изюбр. На него долгое время была распространена охота «на вабу», или попросту – на манок. В период гона самцы своеобразным мычанием призывают на бойцовский турнир соседей-быков, чтобы померяться силами и утвердиться в правах вожака и хозяина гарема. Умелые сибиряки охотники научились подражать голосу возбужденного зверя, воспроизводя его через специальную трубу – рог, который изготавливался путем свивания широкой берестяной ленты в конусообразный инструмент. Звуки, которые издавал этот рог, умело используемый опытным промысловиком, были до того естественны, что раззадоренные олени шли на манок без малейшего колебания и попадали под выстрел. Мягкий тембр березового рога совершенно не имел никаких фальшивых отпугивающих или настораживающих оттенков.

               Ну и, конечно же, каждый уважающий себя охотник не может обойтись без хорошего, острого ножа с наборной ручкой из бересты. Достоинства ее огромны. Она очень удобна, не скользит в ладони, бархатистость материала приятна руке и теплая, случайно упавший в воду нож, если он конечно не сверхтяжел, не утонет. Наконец, такая ручка просто красива. Рыбак, тем более не откажется от такого ножа, так как постоянно находится на воде, рискуя утопить его. А из скрученной при сушке ленты бересты получаются замечательные поплавки, поддерживающие на воде верхнюю бечеву рыболовных сетей. Так что и рыбаку пригодилась наша береза.  

               Старинные луки наших пращуров, когда еще не существовало огнестрельного оружия, тоже были изготовлены с применением березовой коры. Сам лук склеивался из двух или трех длинных деревянных пластин, формировался под определенную классическую конфигурацию, а после обвивался берестяной лентой в несколько слоев с проклейкой, как правило, рыбным клеем. После этой операции упругость лука возрастала в несколько раз. Современные спортсмены-лучники и сейчас мечтают иметь у себя спортивные луки, изготовленные подобным способом. 

               Как строительный материал, береза конечно далеко не лучший вариант и выбор на ней останавливать не стоит, но вот когда крестьяне, наши предки, ставили себе новую избу, то под нижний венец сруба будущего дома они обязательно подкладывали берестяные пласты, которые исполняли роль гидроизоляции и уберегали нижние бревна от гниения многие годы. А плотник, который строил этот дом, не желал на своем топоре никакого другого топорища, кроме березового, так как оно самое прочное. Да и мастеровой столяр не откажется от крепкого, хорошо просушенного березового материала. Древесина этого дерева очень плотная, с красивой текстурой и прекрасно полируется, так что из нее получается великолепная и очень дорогая мебель. Трудоемкость в обработке потом с лихвой компенсируется изысканностью, оригинальностью и долговечностью изделий.

            Даже дворник и сапожник не обошли вниманием нашу березу. Лучшая метла – из березовых веток, она гибкая, прочная и очень удобна в работе. А сапожник в старину, когда тачал новые сапоги, выкраивал две специальные стельки из бересты и вшивал их между кожаными слоями в подметку. От этого сапоги становились теплее, меньше пропускали влагу, а самое главное при ходьбе издавали тот самый щегольской скрип, который был чрезвычайно моден по тем временам. Это из-за березы пошло выражение «ботиночки со скрипом». 

              Молодые девки на Руси очень любили мыть свои волосы отваром из березовых листьев и их же, распаренные, накладывали себе на лицо в виде питательных масок. Волосы становились пышнее и гуще, а кожа лица белее и глаже. Так береза становилась доступным дешевым косметическим средством.

             Уже упомянутые березовые почки в период зимней бескормицы многим лесным птицам, причем таким крупным, как тетерев, глухарь и рябчик, становятся очень сытным и обильным кормом. Когда мелкие пичужки снуют по стволовым трещинам, выискивая себе спящих там насекомых и их зимующих личинок, эти лесные гиганты прилетают с утра на березовую гриву и в считанные минуты утоляют голод на целый день. Потом уже только в сумерках они снова заполняют свой зоб теми же почками и ныряют спать в сугроб здесь же, под теми же кормовыми деревьями.

           Довольно часто профессиональные танцевальные ансамбли, демонстрируя на сцене народные пляски, вместе с общим музыкальным сопровождением подыгрывают себе на небольших пищалках, которые издают мягкий, но весьма громкий звук. В такт музыки и танца эти писки очень красиво вписываются и гармонируют в общем аккомпанементе. И мало кто знает, что источником этих звуков является небольшая берестяная ленточка, заложенная между двух деревянных пластинок с отверстием. Артист, вдувая в это отверстие воздух, заставляет ленточку колебаться, и она становится музыкальным инструментом. Порвалась она или вытянулась в процессе игры – нет ничего проще заменить ее на новую и продолжать  играть.

                     Деревья, как и люди, подвержены многим заболеваниям, нападению многочисленных вредителей, а так же различным повреждениям от ветров и осадков. Следы воздействия как тех, так и других на всю жизнь дерева оставляет на нем всевозможные заметные следы. Они выглядят в виде замысловатых изгибов, изломов, дупел, наростов. Время видоизменяет их, дерево продолжает расти и развиваться, а вместе с ним  создаются уникальные экземпляры природных шедевров, неподражаемых в своей индивидуальности и практически неповторимых. Художники и скульпторы очень часто прибегают к предметам лесной скульптуры, которая после некоторой обработки представляет  собой большую ценность. Не обходят стороной и березу. Особенно ценными у нее считаются болезненные наросты, образующиеся на стволе, чаще возле корня. Это, так называемые, сувель и кап. Сувель наиболее часто встречается у берез при корне в виде значительных, порою даже огромных округлых наростов, древесина ее извита природными отклонениями роста дерева и отличается чрезвычайно богатой неповторимой структурой. Плотность материала тоже во много раз выше, чем у самого дерева, поэтому его используют отчасти для изготовления прочных орудий труда для домашнего обихода, отчасти и в декоративном мастерстве. А вот кап – уже чисто находка для мастеров декоративно-прикладного творчества. Это – нарост с гроздьями «спящих почек» на стволах берез. После выпаривания и просушки специальными способами его древесина  приобретает огромную твердость, сравнимую разве что с камнем, а рассеченные при раскрое «спящие почки» рождают великолепный рисунок. Из капа делают множество небольших изделий, начиная от скульптурок, пепельниц и шкатулок и заканчивая бижутерией, и все это после полировки выглядит эффектно и дорого.

           И все-таки, пожалуй, самый удобный, красивый и более распространенный в практическом применении материал, получаемый от березы – это береста.  Более 800 лет при раскопках в Великом Новгороде находят берестяные грамоты, которые совершенно не тронуло время. Пролежав долгие годы в земле, береста абсолютно не подверглась гниению и тем самым сохранила для нас уникальные исторические документы о жизни наших предков. Проходя по частому захламленному лесу, мы постоянно натыкаемся на поваленные стволы березовых деревьев. В  большинстве из них они внутри пусты или заполнены рыхлой древесной трухой, в то время как внешняя их оболочка из бересты цела и невредима, хотя подвергалась всевозможным климатическим воздействиям. Это еще раз доказывает великолепную стойкость этого материала. 

            Возвращаясь к нашему крестьянину прошлых лет, начнем с того, что он многое для себя брал от дикой природы. Все лето простого народа проходило в заготовках на долгую зиму. Из леса он нес грибы, ягоды, травы. Для этих походов в семьях были специально сшиты из бересты (а иногда и из коры других деревьев) так называемые кузова, емкостью по полтора-два ведра, причем для каждого члена семьи – свой. В этом была определенная хитрость.  Ведь большие кузова носили за спиной на лямках. Полные – они весьма тяжелы и должны быть удобны. Так вот, после изготовления «свежего» кузова, тот, кому он должен был принадлежать, старался сразу же его надеть, нагрузить до предела и поносить какое-то время. Постепенно свежая береста, прилегая к спине, полностью повторяла фигуру человека, подсыхала в таком состоянии и на многие годы становилась самой удобной для ее хозяина. И напротив, другому человеку чужой кузов создает массу неприятных ощущений. Кузова изготавливались различными способами, как из пластов бересты, так и из тонкой ленты, но предназначение их было примерно одинаковым, хотя в названиях они были отличны. Сплетенный из ленточек объемный кузов имел еще и  крышку-клапан и назывался, как правило, пестерь или песчер, в зависимости от региона. Похожие по форме из пластов, но небольшие кузовки обычно употреблялись для сбора ягод и подвешивались за бечеву через шею на грудь. Они назывались набирками или набирухами. Во время работы у сборщика были всегда свободны обе руки, а ягода, собранная в такую емкость никогда не мялась и не выпускала сок.  

                Туес (бурак, туесок, поставок) – это старинная крестьянская посуда, использовавшаяся в быту на Руси практически повсеместно и применявшаяся, как кухонная и другая утварь, в различных своих назначениях. Всего два вида материала (береста и дерево), из которых состоит изделие, делали его дешевым и доступным для всех слоев общества, а прочность, эластичность и неподверженность бересты к естественному разрушению – долговечным. Начиная от простой солонки на крестьянском столе и заканчивая довольно объемными емкостями для засолки в них грибов и овощей – все изготавливалось по принципам формовки самого простого туеса лишь с разными незначительными особенностями для каждого изделия в отдельности.  В старину ремеслом изготовления берестяных туесов владело большинство мужчин простого населения деревень, однако различие вкусов и чувства прекрасного, все же позволяли выделять из общего их числа отдельные группы и личности, которые не просто производили вещь, а  стремились создать из нее более ценный предмет, украшая его всевозможными художественными узорами. По замыслам и технике они были различны. К тому же в разных регионах страны виды художественной обработки развивались в каждом по-своему и с сохранением своих территориальных традиций. Но все же изучение творческого наследия мастеров многих областей страны позволяют обобщить различные виды декоративного оформления туесов в отдельные группы.

           Уникальные особенности бересты известны с давних времен. Ее многослойность сама по себе создает в материале термосовый эффект, который при изготовлении туеса из двух и более пластов бересты усиливается,  вследствие чего готовый сосуд долго сохраняет постоянную температуру содержимого. Горячая жидкость в нем долго не остывает, а холодная  столь же длительное время не согревается. Этим туеса были очень удобны для использования их на сенокосах, когда в июльскую жару принесенный с собою квас до самого вечера оставался холодным. Так же известны, хоть и недостаточно хорошо изучены, антисептические свойства бересты. Молоко в берестяном туеске хранится гораздо дольше, нежели в какой-либо другой посудине, а хлеб целую неделю будет оставаться мягким и свежим без малейших признаков плесени. В старину запасы муки так же старались размещать в берестяных емкостях, так как в них этот продукт никогда не будет подпорчен жучком или мучным червем. Соль или сахар, положенные на хранение в посуду из бересты никогда не отволгнет и не скомкуется, как это часто бывает при воздействии на них изменений влажности воздуха в другой таре.

            Фантазии мастерового человека безграничны. Перечислять то, что делали из бересты наши предки, можно очень много и долго. Из нее делали лодки и крыли ею крыши домов и сараев. Ни один дом не обходился без берестяных предметов. На сенокосе крестьянин пил квас из туеса, подсаливал себе еду из походной солонки, сплетенной из ленточки, на поясе носил специальный берестяной чехольчик, в который заливал воду и помещал туда брусок для правки косы, ноги его были обуты в берестяные лапти, а на голове была надета шляпа или панама тоже из бересты. Находились умельцы, которые из берестяных рогожек умудрялись изготавливать себе одежду. На деревенской кухне больше половины посуды – вазы, тарелки, хлебницы, солонки, корзиночки – тоже были из бересты. Молодые девки надевали на себя нехитрые берестяные украшения, убирали свои волосы берестяными очельями, а после гуляния прятали их в шкатулки, украшенные прорезной берестой. Даже зажиточный мужичок или солидный по себе купчишка, страдая близорукостью, хранил свои очки в футлярчике, сплетенном из бересты.

Увы, хоть не в большинстве своем, но во множестве,  ремесла, связанные с этим удобным, полезным и красивым материалом в настоящее время утеряны. Из современного применения березовой коры, пожалуй, можно только отметить искусство художников, которые умело используют природные неровности на ее поверхности и с помощью красок создают замечательные комбинированные работы, заслуживающие определенного внимания. Их миниатюры обычны в любом крупном городе и уже не являются диковинными. Но, к сожалению – это не старина и не возрождение народного промысла, а просто новое модное течение.  А вот того, что от нас навсегда безвозвратно ушло, очень искренне жаль. И остается под огромным сомнением, что оно когда-нибудь возродится. Сможем ли мы, приложив все свои усилия, упорство, мастерство и, не в меньшей мере, используя наш патриотизм и преданность давним русским традициям, воссоздать хотя бы часть забытых ремесел? Хочется думать, что сможем.

Нижегородская область.

 
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Новости проекта