gototopgototop
Берестяной шаркунок

Случайное фото
p0000010.jpg
Берестяной опрос
Обработка бересты традиционное занятие каких народов?
 
Видео мастер-классы
Видео мастер-классы с берестой

Клыков Сергей Степанович г. Архангельск

Мастера - Мастера Архангельской области

 


Народный мастер Сергей Клыков - участник выставок в Архангельске, Москве, Санкт-Петербурге, за рубежом, победитель международного фестиваля "Славянский базар". Его работы приобретены Государственным музейным объединением "Художественная культура Русского Севера", Санкт-Петербургским музеем этнографии, Всероссийским музеем декоративно-прикладного искусства.
Восемь лет назад Сергей Клыков вступил в Союз художников России. В одной из рекомендаций было отмечено, что его большая исследовательская и пропагандистская работа в области традиционного народного искусства, обучение подрастающего поколения (Клыков преподает в Архангельском колледже культуры и искусства) новых мастеров "делает его заслуги общественно значимыми не только в масштабах Архангельска, но и всей России". Не случайно С. С. Клыков получил премию областного комитета культуры за 2001 год.
- Сергей Степанович, не зря ли в молодости вы закончили хоровое отделение Архангельского культпросветучилища, - дело вашей жизни давным-давно не связано с пением...
- Учеба помогла. После училища я стал работать в родном Вельском районе, в сельской глубинке. Был директором Благовещенского сельского Дома культуры, много приходилось заниматься организационными делами. это пригодилось, когда директорствовал в Вельской детской художественной школе. Не без моего участия школа и краеведческий музей организовали клуб декоративно-прикладного творчества "Берендей".
- Сколько уже лет "Берендею"?
- Шестнадцать. В первый год мы просто собирались, пили чай, смотрели интересные журналы, беседовали о народном искусстве, о его традициях. На второй год стали встречаться с мастерами, которые показывали нам приемы работы с тем или иным материалом.
За три года клуб вырос до 60 человек. Мы занимались плетением из бересты, из прута ивы, резьбой и росписью по дереву, лоскутным шитьем, выпечкой козуль. Работал десяток групп, по десять-пятнадцать человек в каждой. От семи до 70 лет - таков был возраст "берендеевцев". Иногда я наблюдал интересную картину: подросток учил чему-нибудь старика...
В работе с "Берендеем" и в художественной школе мне помогло то, что я заочно окончил Ленинградский институт культуры.
В художественной школе дети занимались поначалу только рисованием. Но в начале восьмидесятых годов областное управление культуры рекомендовало художественным школам вводить в программу изучение народных промыслов. Мы выбрали умиравший тогда сомовский гончарный промысел (от названия деревни Сомово - на границе Вельского района и Вологодской области).
- Если бы вы не переняли мастерство у жителей Вельска Александра Ивановича и Павла Ивановича Житнухиных, то сомовское ремесло умерло бы?
- Сомовскую традицию стали изучать в художественной школе, еще до моего прихода, энтузиасты-педагоги Надежда Владимировна Могутова и Валентина Васильевна Пухова. Но это ремесло физически сложное для женщин. (Надо привезти глину, вымесить ее, обжечь игрушки, а для этого - топить печь 14 часов подряд. А свинцовая полива не только трудоемка, но и небезопасна, особенно для женского здоровья...) Поэтому преподаватели "напрягали" меня: приходи в школу, учись этому промыслу.
Когда Житнухины вышли на пенсию, Вельский краеведческий музей и художественная школа стали их "раскачивать" - займитесь сомовской игрушкой. Добились своего. Мастера вошли в штат школы. Мы, учителя, впитывали от них не только приемы работы с глиной, но и народную педагогику, этнопедагогику, хотя эти замечательные люди и не обладали особенными педагогическими знаниями. К примеру, ребенок сделает игрушку, мастер говорит: "Дай- ко посмотрю". Смотрит - и незаметными движениями правит ту овечку или коровку. Отдает игрушку ученику: "Позаглаживай". Тот заглаживает, его рука постепенно привыкает к заданной форме. Умный и добрый мастер не скажет, что ребенок сработал неправильно. Наоборот, похвалит и попросит только хвостик поджать или носик чуть изменить. А если ученик, у которого игрушка не получилась, спрашивал, где его птичка, Александр Иванович шутил: "На юг улетела". Он не наносил психологическую травму своему подопечному, никогда не говорил, что его труд - на выброс...
- Вроде как не мужское дело - дорожки, полотенца, пояса ткать, а вы и этому научились, и многому другому...
- Однажды Павел Иванович Жильцов заболел, в школе не появился. Я к нему пришел, он говорит: давай я тебя, Сережа научу шаркунки делать, корзины плести, а то, видишь, ненадежен стал... Я взялся. Начал не с самого простого, поэтому остальное казалось мне элементарным.
Некоторые подмастерья обижаются на мастера: скупой человек, не все рассказывает. Я думаю, тут другое: мастерам многое представляется простым, поэтому они и не словоохотливы. Надо быть внимательным и почаще спрашивать и переспрашивать.
Если от тебя зависит сохранение, перадача традиций, то сомнений нет, мужское ли дело. Мужское.
Десять лет назад я пришел преподавать в колледж культуры и искусства, там учились почти сплошь девчонки. Глина и береста для них - достаточно сложны. Женский пол тянет к ниточкам. Жизнь заставила и меня обратиться к этим ниточкам. Я поехал в Каргополь - к Нине Александровне Крехалевой, в Лешуконское - к Анне Николаевне Кашуниной. В ту пору я работал еще и методистом по художественным школам в методкабинете областного управления культуры, - и в командировки ездить удавалось. Неоднократные встречи с этими и другими мастерами и мастерицами - подарок судьбы...
- Сколько у вас учеников? Довольны ли вы ими?
- Сколько? Затрудняюсь ответить. Дело не в количестве, хотя это и имеет некоторое значение.
Ко мне приезжают учиться из нашей северной глубинки, я рад этому. Никому в помощи не отказываю. Главное, - чтобы ремесла жили, чтобы были востребованы. Но я не преследую цели механического следования традициям. Творчеству нужен простор. Творческому человеку хочется поэкспериментировать, может быть даже "похулиганить". Я этому в работе своих учеников не препятствую, если они сохраняют чувства красоты и меры, если не тяряют народную основу. К примеру, из изобретений моих учеников - так называемая громотуха: в пустотелой глиняной игрушке - глиняные шарики, которые производят известный эффект. Такая игрушка на Севере не бытовала, а вот ребята сами ее придумали.
- В каких отношениях вы со школой народных ремесел Владимира Бурчевского?
- Мы дружим. У нас там база практики. Наши выпускники становятся преподавателями этой школы, ее выпускники приходят к нам продолжать обучение.
- Кем еще становятся ваши выпускники?
- Они работают в Домах культуры, в художественных школах, сохряняя и развивая традиции народного искусства. Наших девочек приглашают также в ткацкий цех "Беломорских узоров".
- Расскажите, пожалуйста, о выставках, в которых участвуют ваши ученики.
- Выставки по ткачеству проходили и в Марфином доме, и в Добролюбовке, и в Каргополе - на ежегодном всероссийском празднике мастеров, и на "Славянском базаре", и так далее. Из Всероссийского музея декоративно-прикладного искусства пришло приглашение показать наши работы в Москве - в мае-июне.
Что касается глины, то и здесь есть успехи.
Женя Пасюра, мой выпускник, третий год учится в Архангельском государственном техническом университете, но продолжает контакты со мной. Недавно в Италии, на пятом международном биеналле гончаров, мы представили игрушки, которые не остались незамеченными; получили солидные дипломы. Женю наградили также дипломом за участие во всероссийском конкурсе игрушки в Твери.
С Женей мы и снежной скульптурой занимаемся, участвовали в областном конкурсе.
- Вы получили премию комитета культуры за работу "Гончарное производство на Севере России". Неплохо было бы издать ее книгой...
- Гончарное дело я изучал в течение 15 лет в Вельском, Онежском, Мезенском, Пинежском, Котласском, Красноборском районах, на Соловках, в Архангельске (на Быку была в свое время гончарная слобода). Материала накопилось много, попытался его систематизировать. В исследовании для преподавателей художественных школ и студий, которое отметили премией, только, пожалуй, треть того, что узнал. Даст Бог, и книга выйдет. И может быть, это будет не единственная моя книга.

Ресурс: www.pravdasevera.ru

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Новости проекта