gototopgototop
Берестяной шаркунок

Случайное фото
p0000058.jpg
Берестяной опрос
Обработка бересты традиционное занятие каких народов?
 
Видео мастер-классы
Видео мастер-классы с берестой

История берестяного промысла. Автор Шутихин А.В. г. Котлас

Публикации - Статьи




Предыстория
Береста и быт
Народный промысел
"Страна туесов"
Метка мастера на Уфтюжских туесах
Верхнеуфтюжская роспись берестяных изделий
Тиснение
Шемогодский промысел берестяных изделий
Берестяные промыслы
Олонецкие берестяные промыслы
Берестяной промысел Прикамья
В Тобольской и Томской губерниях
Государство и ремесло
Кустарный музей
Послесловие

 


Материал взят из книги "Доброе ремесло" А.В. Шутихина, г.Котлас, Архангельской обл.


Предыстория

ПРЕДЫСТОРИЯ берестяного ремесла уходит корнями в далекое прошлое. Первобытный человек жил в полном единении с природой. Вся его жизнь зависела от нее: природа давала пищу, строительные материалы и орудия труда. Деревья были объектом поклонения, связанным с добрыми силами - "берегинями"(1). С деревом, которое его укрывало, обогревало, охраняло и кормило, у человека были особенные отношения. Он верил, что его судьба таинственным образом, связана с деревом, которое он выбрал в качестве своего "тотема"(1), причем тотем - это не божество, а родственник, друг, брат, с которым можно посоветоваться, который оказывает услуги, на которого можно магически воздействовать. У каждого народа были свои почитаемые деревья. У живших в так называемом таёжном поясе Земли, чаще всего среди священных и любимых деревьев встречается, береза. В русском ритуале с березой во время Троицы сохранилось много тотемических элементов. Исключительность, которая принадлежит березке, объясняется, по-видимому, тем, что это первое, наиболее раннее дерево, одевающееся в яркую, нарядную зелень, тогда как другие едва начинают распускать почки. Отсюда возникает представление, будто именно березка обладает особенной силой роста. Средоточием этой силы считаются верхушки и ветки - от них идет рост и, следовательно, здесь находится их сила. Эту силу надо использовать. Такова простейшая мыслительная основа, приводящая к различным обрядам, связанным с березкой.
1. Берегини, бергыни - в восточнославянской мифологии женские персонажи. Этимологически название "Б" сближается с именем Перуна и со старославянским "прыгиня" (холм, поросший лесом), но, вероятно, смешение со словом берег (с чем связано и употребление названия "Б" по отношению и изображению русалок в русской домовой резьбе). Культ берегинь объединяется с культом Макоши и упырей в христианских поучениях против язычества.
2. Тотем (на языке североамериканских индейцев оджибве ототем, буквально - его род), в первобытных верованиях - природный объект (животное, растение, неодушевленный предмет), находящийся в родстве с определенной группой людей.
Но не только ассоциация с сильным деревом, а и другие свойства березы ставят ее в ряд исключительных. В первую очередь красивый внешний вид. Береза привлекала своей ослепительно белой корой - берестой и зеленью. Лекарственные свойства березового сока, листвы, бересты тоже были известны человеку с древности. Ну а практическое применение березы настолько широко, что стоит остановиться только на бересте, которую относят к области древнейшего способа первобытного использования дерева для домашних надобностей.
Береста легко снимается со ствола, обрабатывается с помощью простейшего инструмента. Она легкая, прочная, водонепроницаемая. Прекрасный подсобный строительный материал, подобного которому трудно найти в тайге.
Археологические раскопки принесли немало находок, которые проливают свет на то, как использовали бересту. Эпоха мезолита в далеком прошлом (6-8 тыс. лет до н. э.) явилась временем повсеместного освоения человеком северных территорий. К памятникам этого времени относится поселение Веретье, которое находится в нынешнем Каргопольском районе Архангельской области на берегу р. Кинемы. Торф хорошо сохранил остатки жилища, мастерской, ямы-хранилища. Внутри строений обнаружены очаги, устроенные из камней или на песчаной подсыпке. Прослежены остатки полов, выстеленных берестой или сосновой щепой. Сверху конструкцию могли покрывать корой, берестой, плетеными из трап или камыша матами... На поселение Веретье обнаружены ямы-хранилища, вырытые в песчаной почве около холодных ключей у леса. Они были выложены деревянными плашками и берестой, в них находились остатки рыбы. У берега на специальных площадках обрабатывали древесину, а мастерская по обработке камней обнаружена около одного из жилищ, у выхода к лесу. Здесь у стены дома стояла наковальня из зеленого валуна, на которой делали каменные орудия, и рядом берестяная емкость или туес, внутри которого было 23 кремневых предмета. Туес состоял из полого листа бересты, концы сворачивались вверху, как крышка... Интересны грузила для сетей или ловушек, сделанные из камней или нуклеусов и обернутые берестой... Резцы бобра вместе с челюстной частью использовались в качестве резака, при этом удаляли острые отростки кости и сохранившуюся часть обертывали полосой бересты, превращая в рукоять. Как видим, с далекого прошлого человек использовал бересту для покрытия крыш, полов, стен, изготовления простой утвари и как подсобный материал для связывания, обертывания.
На поселении Берендеево, что находится недалеко от Переславля, археологи нашли интересное погребение, относящееся к 3 тыс. до н. э. Древний человек был захоронен, завернутым в бересту, точнее в широком берестяном цилиндре из 3-х слоев. Береста очень хорошо сохранилась во влажной почве. Благодаря этому качеству мы можем заглянуть в жизнь наших далеких предков. Порой непонятно, как использовался тот или иной предмет из бересты, но ясно, что пользу она им приносила.
Раскопки в древнем Новгороде принесли тысячи деревянных предметов, в том числе свыше 4000 фрагментов берестяных изделий, многие из которых были декорированы тиснением, резьбой, росписью. Берестой покрывали крыши, стены. Из нее делали утварь, обувь. Берестой обшивали лубяные короба. На бересте писали и рисовали. Доктор исторических наук Б. Колчин опубликовал изображения этих изделий. Академик Б. А. Рыбаков описал орнаменты, которыми покрывались берестяные изделия. "Емкости для пищевых продуктов (туеса, коробьи) в древнем Новгороде орнаментировались архаичными символами плодородия в виде ромбов и квадратов "засеянного поля", зачастую в сложной переработке. Другим элементом была плетенка. На крышках коробов иногда давалась космогоническая картина: центральная часть изображала землю, представленную усложненными знаками плодородия, земля вокруг омывалась водой, а все это вместе, земля и вода, было окружено солнечными знаками в виде косого креста (без кругов). Орнамент покрывал весь короб сверху донизу, что, очевидно, было связано с идеей полноты".
Интересные археологические находки, связанные с берестой, были обнаружены во многих регионах земного шара. Упомяну только две: берестяные изделия из гробницы Тутанхамона (14 в. до н. э.) и прорезная береста на колчанах скифских воинов в виде накладок (сложный растительный орнамент) - 2-е тысячел. до н. э.1
1. Накладки из бересты хранятся в Волгоградском областном краеведческом музее.

Береста и быт

В ПРОШЛОМ береста занимала большое место в жизни северного крестьянина. Широко ее использовали народы Сибири и Дальнего Востока. Без бересты невозможно представить себе быт крестьянина. Начиная с игрушек и кончая строительством дома, везде использовали бересту.
В строительстве бересту использовали в качестве изоляторов от сырости. Благодаря водонепроницаемости и антисептическим свойствам береста предохраняла от гниения. Нижние венцы деревянного сруба, подоконники, перекрытия дольше служили, если между деталями конструкции прокладывали бересту. Вот что писал Петрей Петр в начале XVII века, описывая Московское государство: "...они умеют так ловко и плотно класть бревна одно на другое, что на дом не потратят ни одного гвоздя, они покрывают эти дома досками, а всего лучше корой березы...".
В некоторых деревнях и сейчас покрывают баньки и подсобные строения берестой из-за дороговизны рубероида. Крыша, крытая скалой (берестой), служит не меньше 40 лет.
Зайдя в крестьянский дом, можно было увидеть много берестяной утвари, столь необходимой в хозяйстве: набирушки, корзины, зобни, пестери, сумки, короба, туеса, солонки, плошки, ступни, брусочницы. С корзинами и пестерями ходили в лес по грибы и ягоды. Короба служили для хранения овощей, муки и круп. Туеса были незаменимыми для хранения молочных продуктов, меда, рыбы и солений. Солонки были разных размеров и видов, часто в виде стилизованной утицы. Разбитые горшки получали "вторую жизнь" после обвивания их берестяной лентой. Во дворе можно было встретить простую конскую упряжь из бересты, веревки, на рыбацких сетях - поплавки.
Все, начиная с обуви и кончая шляпой, можно было сплести или сшить из бересты. В 1882 году на Всероссийской выставке в Петербурге в финском отделе был выставлен костюм, где шляпа, пиджак, штаны, сапоги были сплетены из бересты. Не могу утверждать, что крестьяне носили берестяные пиджаки, но ступни и болотные сапоги имели широкое распространение. И сейчас есть любители плести одежду из бересты. Так, архангельский мастер В. Миронов сплел для Маши Распутиной юбку, а для Вячеслава Добрынина - пиджак, которые подарил им во время их гастролей в Архангельске. Мечта мастера - подарить смокинг Борису Ельцину.
Прочно вошла береста в "мир детства" в виде игрушек. У каждого младенца были берестяные погремушки-шаркунки. Они служили шумящим оберегом и развивали мышление. В дальнейшем его окружали плетеные из бересты игрушки в виде животных, людей, предметов быта. Простейшие игрушки: мячики, лодочки и другие - ребенок мог сделать сам. У народов Сибири повсеместно бытовала берестяная колыбель, которая была переносной. Бересту использовали для изготовления музыкальных инструментов: пастушьих рожков и жалеек.
В таможенных книгах Московского государства (XVII в.) упоминаются "берестяные каючки", на которых с верховьев Вычегды доставляли товар в Великий Устюг. Как они выглядели, представить сейчас трудно. А вот каноэ североамериканских индейцев и лодки-берестянки народов Сибири сохранились в музеях Петербурга (РЭМ, МАЭ). Известна и технология их изготовления.
Ни одна телега, ни одни сапоги и конская упряжь не обходились без дегтя. Лучший деготь получался из бересты. Телеги не скрипели, сапоги долго служили и не промокали, а конская упряжь не замерзала на морозе. Запах дегтя известен многим, ихтиоловая мазь содержит березовый деготь. Деготь обладает лечебным, противовоспалительным действием. Много пословиц и загадок связано с берестой, по которым можно судить о том, какое место занимала она, в крестьянском быту.

Стоит в поле дерево древанское, на этом дереве семь угодьев,
Первое угодье - в избе обиходье,
Другое угодье - в кругу вертится,
Третье угодье - старому и малому потешка
Четвертое угодье - на церкву крыша,
Пятое угодье - по дорожке след,
Шестое угодье - на всю ночь свет,
Седьмое угодье - всему миру масло. (Берёза).
"Бела береста, да деготь черен".
"В огонь крещается, берестой повивается". (Горшок).

Есть еще одна хорошая пословица, которой можно закончить главу:
"Кабы не лыко да не береста, так бы мужичок рассыпался".

Народный промысел

КУСТАРНЫЕ промыслы в России имели обширное распространение и давали значительный заработок населению. По некоторым источникам, берестяным промыслом в России занималось 115 тысяч человек. Бурачный промысел занимал одно из ведущих мест.
В литературе, наряду со словом "туес", укрепилось слово "бурак" в одном и том же значении - берестяной сосуд цилиндрической формы с крышкой и донышком. И хотя у слова "бурак" 11 значений, а у слова "туес" - одно, почему-то за промыслом укрепилось название бурачный.
В Архангельском областном словаре в статье "Бурак" приведены предложения, записанные в разных районах области: "Из береста бурачков наладят... это уж ноне стал бурачок, а прежнее - туесок", "И может бурачок сделать, а прежнее - туесок", "Если занадобится что перенести, так туесок, а потом помодней - бурачками стали звать". В словаре современного русского литературного языка в статье "Бурак" замечено, что шведское "Bark" - банка, коробка, похоже на наше "бурак", что указывает на иностранное происхождение слова. Сейчас в научной литературе больше встречается "бурак". А "бурак" - это и корзина, и свекла, и остов печи, и одиночная камера, и сапог, и туча, и другие значения, так что справедливо бы называть промысел туесовым.

"Страна туесов"

В музейных коллекциях Петербурга, Архангельска, районных центров Архангельской, Вологодской и других областей хранится много берестяных туесов, собранных в различные годы на Русском Севере. Особым качеством исполнения отличаются туеса с реки Уфтюги и окрестностей Красноборска. Именно в этом районе существовал до недавнего времени туесовый промысел. Туеса расходились отсюда по всему Северу России и дальше. "Время возникновения этого промысла еще не ясно. Местные старожилы связывают его происхождение со старообрядческими скитами и поселениями, появившимися здесь в XVII-XVIII вв. У туесов была своя технология, которая отличалась от других. Обязательно дискообразные крышка и донышко, деревянная ручка-дужка, первый слой со сколотня, второй слой с зигзагообразным замком, в нижний и верхний отворот сколотня вставлялся прутик для придания жесткости, береста ровная, чистая, с мелкими иглами, и обязательно метки мастера по сторонам замка. Именно благодаря этим стандартам качества уфтюжские туеса можно отличить от других, если они не расписаны или не покрыты тиснением. Технология эта использовалась с давних времен и сохраняется сейчас. Что-то добавить или убавить из нее нельзя - до того она выверена коллективным народным опытом.

Метка мастера на Уфтюжских туесах


Занимаясь изготовлением туесов, по своей технологии, когда впервые в руки мне попался туес с чертами по сторонам замка, я сразу задал себе вопрос: для какой цели они служат? В то время (1991 г.) красноборский мехлесхоз выпускал туеса на продажу. Работал там мастер Беляков Константин Александрович. Я его разыскал и узнал, что проводит он черты в течение 10 лет одни и те же, во время изготовления рубашки, или уже после того, как туес сделан. Обратил я внимание и на большое разнообразие этих черт по сторонам замка в музейных коллекциях. Число черт на одном туесе колебалось от двух до четырнадцати. Порядок расположения тоже разный. Попадались туеса без черт, или их было крайне мало, и могу сказать: замок без них не смотрелся так красиво. Черты словно рамка для картины облагораживали замок и туес в целом. Этнографы, которых я спрашивал, ничего не могли пояснить. Искусствоведы - тоже. Предположения были разные: для красоты, для того, чтобы береста не коробилась, для какой-нибудь технологической операции, например, для разметки замка. Предстояло все это проверить. То, что черты не нужны при разметке замка, было сразу ясно: чтобы вырезать замок, нужна была одна черта посередине. Как средство от коробления, эти черты тоже не годились. Пришлось провести эксперимент: кусочки бересты, расчерченные и не расчерченные, бросались в кипяток. Сворачивались те и другие. А вот когда я провел черты с другой стороны, с белой, но не тупым шилом, как красноборские мастера, а острым ножом прорезая бересту на половину толщины, то береста почти не коробилась в кипятке. По мере изучения народного искусства, а вместе с ним и деревенского быта, я узнал, что в крестьянских хозяйствах широко бытовали знаки собственности. Крестьянин метил орудия труда, предметы быта, заготовленные в лесу жерди и бревна. Знаками собственности были зарубки, порезки или царапины простые, но у каждой семьи - свои. И тут на красноборских туесах тоже были простые черты, у каждого туеса - свои. Мастера с Уфтюги вырабатывали много туесов. В одной деревни Якшаково работало 20 мастеров, и каждый домохозяин за сезон делал до 1000 штук. Технология изготовления туеса была у всех одна и та же, и отступать от нее было никак нельзя. Туеса различались только вместимостью и метками мастера. Народное искусство анонимно, но каждый мастер все равно несет печать индивидуальности в своем изделии, которая выражается в технологии, в отделке, в материале. Думаю, что подписывать своим именем никто не догадывался такую простую вещь, как туес, а вот пометить было просто необходимо.
Нужно отметить и защитный характер этих черт. Ведь замок - это самое слабое место в туесе. Именно здесь береста коробится в первую очередь. Проводя черты по сторонам замка, очерчивалось то место, которое нужно защищать подобно тому, как, защищаясь от чертей, проводил суеверный человек вокруг себя круг.
Как и везде, в народном искусстве слились воедино несколько функций: и красота, и функциональность, и глубокий смысл.
В последние годы много работ посвящено расшифровке семантического текста утвари. Ни одно движение, запечатленное в изделии (будь то форма, рисунок, орнамент, простая черта), не было выполнено просто так - все имело па-значение, смысл, заключало в себе традицию, в соответствии с которой мастер изготавливал вещь. Исследователи-специалисты в области знаковой системы справедливо утверждают, что знаковые системы аккумулируются уже в процессе изготовления той или иной вещи, в характере и свойствах используемого материала, в личности мастера. Трудности в обнаружении и различии знаковых функций бытовой крестьянской утвари можно в некоторых случаях успешно преодолевать с помощью практики. Чтобы легче понять ту или иную деталь утвари, нужно воспроизвести процесс изготовления и пользования вещью, причем неоднократно и с душой, вникая в дело. Нужно просто поставить себя на место мастера, пожить в этом состоянии, и тогда много откроется.

Верхнеуфтюжская роспись берестяных изделий


Широко известна Верхнеуфтюжская роспись берестяных изделий. Многие исследователи народного искусства посвятили свои работы этому виду росписи. Уместно привести почти полностью статью искусствоведа Тарановской из сборника трудов НИИХП.
« В XIX в. промысел был широко развит, и росписью туесков занимались жители многих деревень. Центром промысла считалась деревня Ново-Андреевская, находящаяся вблизи Верхне-Уфтюжского погоста. Сильное сокращение промысла началось в годы первой мировой войны. Однако старики вспоминают, как еще 30-50 лет тому назад, весной во время разлива реки Уфтюги вниз на Двину отправлялись баржи, наполненные туесками, которые продавали на базарах в Архангельске, Вологде, Сольвычегодске и Великом Устюге.
В наше время на судьбу промысла повлияли значительные изменения в хозяйственной жизни Архангельской области - развитие в районе Верхней Уфтюги лесохимического производства, уход молодежи на работу в промышленные центры и т. д. До 1946 г. мастера, изготовлявшие туески, были объединены при местной разнопромысловой артели. В настоящее время лишь отдельные мастера продолжают работу у себя на дому.
Скромные берестяные изделия Верхней Уфтюги отличаются неразрывной связью росписи с формой изделия и его материалом, пластической красотой ритмичного и плавного орнамента, гармоничностью сочетания красок, виртуозностью приемов свободного кистевого письма. Роспись производится сухими порошками красок с прибавлением клея. Наряду с кистью используется тампон.
Композиция росписи такова, что большая часть поверхности бересты остается не закрытой орнаментом и сохраняет красоту своего материала. Если фон подкрашивается тонким слоем краски, цвет его подбирается таким образом, чтобы сохранялось впечатление легкости, мягкости, теплоты бересты. Наиболее любимый и широко распространенный цвет фона расписного туеска - светлый солнечный оранжево-розовый или красноватый, получающийся в результате окраски бересты тонким прозрачным слоем красного свинцового сурика. Некоторые мастера пишут на светло-коричневом или темно-красном фоне.
При любом цвете фона они подбирают соответствующую ему мягкую, спокойную гамму красок, умело включая в нее традиционные цвета - голубой, розовый, белый, светло-лиловый, зеленый, коричневый. Мотивы росписи уфтюжских туесков немногочисленны, это изображения веточек и птиц. Они очень просты, но интересны в своих разнообразных вариантах. Благодаря свободному исполнению рисунка кистью каждый мотив неповторимо индивидуален даже тогда, когда мастер исполняет на большой партии туесков один и тот же рисунок.
Растительные мотивы трактуются условно. Композиция в виде стебля со свободным динамичным изгибом, несущим легкий цветок и несколько раскинувшихся листьев, иногда дополняется изображением нескольких ягод.
В трактовке мотива птицы, называемой характерным местным именем "кутеньки", можно проследить большое разнообразие, В росписи одного из туесков мастера Бестужева птица стоит спокойно, выпятив грудку, грациозно изогнув шею с маленькой головкой, украшенной хохолком. Перья ее хвоста распушены в виде богатого опахала. В росписи другого туеска того же мастера птица красиво изогнула шею и охорашивает перышки.
Птица с голубым хвостом и голубыми крыльями на оранжевом туеске Кувакина поражает богатством своего оперения. Выполнение рисунка свободной кистьевой росписью привело здесь к формированию виртуозных, каллиграфических приемов, благодаря которым мастерам удается несколькими уверенными мазками кистью создать красивое и выразительное изображение птицы или ветки с цветами.
Роспись всех верхнеуфтюжских туесков отличается простотой и немногословностью при большой эмоциональной выразительности и поэтичности. Работы отдельных, наиболее крупных мастеров уфтюжской росписи значительно отличаются друг от друга. Для творчества А. Д. Кувакина характерны нежные светлые тона, легкие, подвижные, очень обобщенные мотивы. В. В. Трапезников предпочитает сочетание темно-красных, зеленых, лиловых и синих цветов с белыми, желтыми и оранжевыми, располагая на туесках в вертикальном направлении стройные силуэты своей росписи. В творчестве Ф. И. Бестужева заметно стремление к динамичности композиции и контрастности росписи, усилению роли черного контура. Произведения Д. М. Новинского отличает особая грациозность рисунка веточек с цветами и ягодками. Каждому мастеру присущ свой почерк, однако все они сохраняют в своем творчестве характерные особенности общего стиля.
Если в северодвинских берестяных изделиях мы встречаемся с перенесением на них приемов росписи и мотивов с деревянных прялок, люлек, братин и берестяных лукошек, а в городецких туесах с росписи донец, то Верхнеуфтюжские туески имеют свою собственную, созданную для бересты, роспись и в этом одна из причин ее совершенства.
Тонкая нежная гамма уфтюжской росписи, лаконичная трактовка мотивов и скупая немногословность орнамента позволяют видеть в ней сходство с ранними традициями древнерусской декоративной живописи, предшествующими значительно более многоцветному и композиционно более сложному искусству росписи по дереву XVII-XVIII вв.»
Занимались на Уфтюге, кроме росписи берестяных туесов, еще и тиснением. В Российском этнографическом музее хранится 8 туесов мастера Трапезникова В. В. с прекрасным тиснением. Доставлены в музей они были в 1940 г, экспедицией музейных сотрудников. В музее народного искусства (г. Москва), в В. Устюге, Сольвычегодске тоже есть уфтюжские туеса с тиснением.

Тиснение - более архаичный способ декорирования бересты, оно более практично, по сравнению с росписью, к тому же тиснение, если сравнивать его с прорезью, не нарушает целостности материала. Оно труднее в исполнении, но зато какие прекрасные качества в использовании!
Последним мастером, изготовлявшим туеса на продажу, был К. А. Беляков, который еще в 1991 году сделал и сдал на склад 350 туесов. Искусствовед Н. Тарановская из Русского музея, побывав на Уфтюге, справедливо и метко назвала эти места - "страна туесов".

Шемогодский промысел берестяных изделий

Шемогодская прорезная береста, пожалуй, самый известный берестяной промысел в России. Знаменит он и за границей. Название свое промысел получил от речки Шемоксы, что впадает в Северную Двину ниже Великого Устюга.
К 1882 году в Шемогодской волости В. Устюжского уезда помыслом занимались 168 человек. Вот что писалось в Очерке кустарных промыслов Вологодской губернии: "Лучшие бурачники в деревне Курово-Наволок". Они делают по заказу чрезвычайно изящные бураки". Имеются в виду изделия, украшенные прорезной берестой: туески, блюда, перчаточницы, пеналы, дорожные шкатулки и другие изделия. Изящный растительный орнамент, вырезанный мастером, украшал стенки и крышки изделий. Береста на темном или золотистом фоне выглядела как дорогой материал. Естественно, и изделия были привлекательны для покупателя.
Самым известным мастером этого промысла был И. А. Вепрев. Именно его изделия получили большую известность и принесли славу шемогодской бересте. Мастер имел десять медалей и дипломов различных выставок и ярмарок, в том числе и медаль Всемирной выставки 1900 г. в Париже. В 1882 г. на Всероссийской промышленной ярмарке его изделия были удостоены премии и полностью куплены императорским двором. Стоили они очень дорого: от 5 до 13 руб. за штуку, в то время как заработок крестьян, занимавшихся бурачным промыслом, по сведению Ф. Арсеньева, составлял 16 руб. за 6 зимних месяцев. В связи с большим спросом на изделия промысел постоянно расширялся. Работали не только мужчины, но и женщины, дети. 21 ноября 1908 г. в дер. Погорелово была открыта крестьянская ремесленная школа. Изделия с прорезной берестой в основном шли за границу. В США были модными шкатулки для перчаток, автоматы для папирос. Франция и Германия тоже пользовались изделиями с речки Шемоксы.
Революция 1917 г. мало повлияла на работу мастеров. Советской республике нужна была твердая валюта для подъема народного хозяйства. В 1918 г. кустари деревни Кирово-Наволок по инициативе мастера А. В. Вепрева объединились в Шемогодскую кооперативно-производственную артель. Перечень выпускаемых изделий был велик: платочницы, перчаточницы, табачницы, чайницы, рабочие ящики, коробки с выдвижными крышками, автоматы для папирос, коробки книгой, восьмиугольные и пирамидами.
В 1928 г. представительство Госторга предполагало реализовать в Германии берестяных изделий на 5000 рублей золотом. А в 1930 г. Всероссийский союз промысловой кооперации обязался поставить па экспорт Кустоэкспорту берестяных изделий на 10000 рублей золотом, С начала 30-х годов необходимость в золотой валюте падает благодаря подъему народного хозяйства страны. Экспортная деятельность художественных промыслов значительно сокращается, и они переключаются на работу для внутреннего рынка. Производство шемогодских берестяных изделий продолжалось до ликвидации промкооперации в 1960 г. Сейчас фабрика "Великоустюжские узоры" продолжает работать с берестой.

Берестяные промыслы

Как и в Вологодской губернии, в Вятской губернии существовал промысел туесов. Они уступали во многом вологодским, особенно по декорированию. Но вятская губерния славилась промыслом берестяных тростей, которые были модными у горожан в XIX веке. Берестяные трости были легкими и прочными, к тому же прекрасно смотрелись. Круглые заготовки бересты нанизывались на металлический прут и шлифовались.

Олонецкие берестяные промыслы


В очерке "Кустарная промышленность в Олонецкой губернии" авторы указывают на промысел берестяных веревок и дешевой конской упряжи. И, конечно, туесов. Интересно замечание, что туес служит до 25 лет, и продукцию крестьян с удовольствием покупают горожане. Лучшие туеса - Каргопольского уезда с Лодыгинской, Нифонтовской и Волосовской волостей.

Берестяной промысел Прикамья


В нижнем течении реки Чусовой существовал крупный центр производства туесов с тиснением. Тисненый орнамент покрывал весь туес сверху донизу. Геометрический орнамент, состоящий из ромбов, крестиков, диагональных и вертикальных полосок, звездочек, зигзагов, облагораживал берестяные туеса и не нарушал целостности материала. Самые лучшие туеса делали мастера с Чусовских городков. Пермские губернские ведомости в 1865 (№ 33) отмечали, что за зиму в Нижне-Чусовских городках крестьяне делают до 100000 штук туесов. Про них говорили: "Летом рыбачат, зимой бурачат". В окрестностях Нижнего Тагила, кроме тисненых туесов, делали расписные туеса и украшенные переводными картинками.

В Тобольской и Томской губерниях
известны берестяные промыслы туесов и "кисок". Киска - это своеобразный ковер (2-2,5 м на 1м), который использовался для защиты от дождя. Известны берестяные промыслы в Рязанской, Могилевской, Нижегородской губерниях и в Закарпатье.
Береста поступала на рынок не только в виде изделий, но и в виде сколотней (заготовок для туесов) и скалин (листы для покрытия крыши). Словарь Брокгауза и Эфрона указывает, что "меряют бересту пудами и листами", "один рабочий за день может заготовить 5 пудов в низменном месте и 3,5 пуда на возвышенности", "с 1 кубической сажени дров можно снять 15 пудов бересты". "Боровая береста лучше, чем болотная". Заготавливали бересту и занимались берестяными промыслами, естественно, там, где позволяли природные ресурсы. Мастера старались делать прочные и долговечные изделия из уважения к материалу. Туеса хватало на 25 лет, а плетеным вещам век был еще дольше. И хоть применение бересты было широким, хватало ее на всех благодаря уникальным свойствам и умению мастеров.

Государство и ремесло


Курс реформ, принятый государством и направленный в рыночную экономику, пробудил большой интерес к западному опыту. Но нельзя не отметить, что возрос интерес к экономическим преобразованиям в России второй половины прошлого и начала нынешнего веков. Между настоящим временем и событиями столетней давности есть определенное сходство общественно-политической жизни. Так же, как и сейчас, происходили реформы, так же была сырьевой экономика. Низкая покупательская способность населения и отсутствие иностранных инвестиций были характерны для предреволюционной России. Сходные, не правда ли, ситуации?
Кустарное производство в России того времени оказалось в центре внимания новых органов местной власти (земств) в ходе осуществления крестьянской реформы. И это закономерно: в преимущественно аграрной России основными производителями промышленных товаров не только для деревни, но и для большой части городского населения были крестьяне-кустари (в подворной переписи 1884-1894 гг. указывалось 37 промыслов). Особенно большой процент населения, занимавшегося промыслами, был у нас, на Севере. И число кустарей с каждым годом росло. Связано это было с низким плодородием почв, незначительным количеством земель, пригодных для земледелия. Начавшийся во второй половине XIX в. упадок местных промыслов, вызванный как конкуренцией фабричных товаров, так и истощением лесов, отразился на состоянии сельского хозяйства - сокращением скотоводства и запашки. Потеряв местный заработок, крестьяне вынуждены были искать его на стороне, отрываясь от земледелия, от семьи и домашнего хозяйства.
С началом земской реформы в губерниях были предприняты попытки, создать условия, облегчающие труд местного кустаря. Но требовалась достоверная информация, о его быте, условиях производства и реализации продукции.
Начиная с 1870 г., сбором необходимых сведений о кустарных промыслах и соответствующими исследованиями стал" заниматься статистический комитет и Императорское Русское географическое общество, а затем, после учреждения при Министерстве финансов, комиссии по исследованию кустарных промыслов России и губернские земства. Комиссией для последних была составлена программа, которая, помимо истории, топографии и размеров промыслов, предполагала изучение их техники и экономики, связи с благосостоянием населения, влиянием промыслов на духовное и физическое здоровье, занятых им людей.
Как видим, меры, принятые государством, были обширны, и работа проведенная заинтересованными организациями, огромна. Сейчас, читая отчеты, очерки, составленные на эту тему, удивляешься, до чего серьезно относилось государство к подъему кустарных промыслов, заботилось о крестьянах - кустарях, отчетливо понимая, что благосостояние страны зависит от того, как работает и сколько получает народ. Проведенные земством в разные годы исследования показали, что к числу наиболее трудно решаемых проблем кустарных промыслов относились их снабжение сырьем, обеспечение кредитом и сбыт продукции, слабая техническая подготовка кустарей.
Какие же меры предпринимали земства для оказания помощи кустарному производству? Прежде всего - это организация музеев кустарных промыслов и артелей кустарей, предоставление последним кредита. При губернских земских управах создавались специальные кустарные отделы, в ведении которых находились все мероприятия по поддержанию и развитию кустарных промыслов. Например, в инструкции, направленной Нижегородским губернским земством кустарному отделению земской управы, для поддержания и развития кустарных промыслов были рекомендованы следующие меры:
- открытие товарных и сырьевых складов для покупки готовых изделий у кустарей и продажи им сырых материалов;
- открытие музеев с образцами изделий и орудий производства.
- комиссионное посредничество и поставка кустарных изделий учреждениям и частным лицам;
- участие в кустарных выставках и ярмарках с целью расширения сбыта;
- открытие учебных мастерских и заводов с целью распространения среди населения новых промыслов
или улучшения техники существующих;
- составление и раздача кустарям чертежей и рисунков улучшенных изделий;
- открытие профессиональных школ для улучшения техники производства;
- предоставление дешевого кредита;
- охрана промыслов с помощью льготных тарифов, отпуска казенного сырья.
Кустарный музей

Большую роль в оказании помощи занимающимся промыслами сыграли кустарные музеи. При них часто создавались сырьевые и товарные склады.
В 1882 г. Московским земством был создан кустарный музей, подобно германским учреждениям такого рода. Основой музея стали богатые коллекции кустарных изделий, оставшиеся после Всероссийской художественно-промышленной выставки, проходившей в Москве. Музей принимал на комиссию изделия у кустарей и лишь в исключительных случаях покупал за деньги. Изделия тут же продавались публике, 10% комиссионных удерживались в пользу музея. Музей мог заказывать определенные изделия кустарям, деньги выплачивались при приеме такого заказа.
Среди важнейших задач музея было исследование рынка с отысканием заказов для кустарей с тем, чтобы оградить их от скупщиков. Результаты подобных мер не замедлили сказаться: с 1885 по 1892 г. количество дворов кустарей, с которыми музей имел дело, возросло со 109 до 520. Увеличились и обороты музея, главным образом за счет оптовой продажи посредством заказов на выставленные в нем изделия от различных учреждений и торговых фирм. В 1893 г. музей имел своих заказчиков в 141 городе, в том числе постоянных - в 34 городах. Начиная с 1892 г., производились отправки за границу - в Лондон, Нью-Йорк. Массовый экспорт изделий российских кустарей за границу начался с 1900 г. с Всемирной Парижской выставки, когда он составил 2 тыс. рублей. К 1911-12 гг. он уже достиг 62,7 тыс. рублей. Главными покупателями русских изделий были Германия, Франция, США, Англия, Австрия, Турция, Швеция. Более мелкие партии товаров продавались в Голландию, Италию, Данию и другие страны. В музей доставлялись на комиссию изделия не только из Московской, но и из других губерний.
По мере развития кустарных промыслов сбыт их изделий с помощью Московского кустарного музея уже не обеспечивал действительной потребности в подобного рода посреднической деятельности. Выход дал переход к системе артелей. Приняв от земства все торговое дело вместе с постоянными покупателями, артели повели его успешно и даже с меньшими расходами. Как видим, промыслы с каждым годом расширялись и приносили немалый доход государству и самим кустарям.
Первая мировая война, революции, гражданская война, коллективизация, индустриализация с упором па преимущественное развитие крупной промышленности, а также технический прогресс подорвали кустарное производство. Но все-таки оно существовало и во многом помогало в трудные годы решать проблемы снабжения потребительскими товарами население России.

Послесловие

История берестяных ремесел огромна. Еще много можно почерпнуть и народной памяти. То, что мы видим в музеях, - лишь малая часть материальной культуры предков. Но даже эта малая частичка дает представление о том, как жили наши предки, как умело работали с природными материалами, как бережно относились к природе. Любая частичка природы способна принести радость творчества и пользу. Прочитав статью, может кто-то по другому взглянет на старый туесок или солонку и по-доброму будет относиться к чудесному дару северной природы - бересте.

Для желающих пообщаться с автором книги пишите по адресу: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Новости проекта