gototopgototop
Берестяной шаркунок

Случайное фото
p0000047.jpg
Берестяной опрос
Обработка бересты традиционное занятие каких народов?
 
Видео мастер-классы
Видео мастер-классы с берестой

Слово о Владимире Ивановиче Поветкине. В.И. Ярыш

События - 2010 год

alt

Слово о Владимире Ивановиче Поветкине
 

Десятого октября 2010 г. скончался Владимир Иванович Поветкин.

Умер человек, который олицетворял во всей красе самые лучшие достоинства русского национального характера. Мастер, реставратор, художник, музыкант, автор самобытных наигрышей на гуслях и гудке – самородок, какими всегда гордилась Россия!

Многие учёные способны заглянуть далеко в будущее. Поветкин заглянул далеко в прошлое и сделал это прошлое настоящим. Он сделал его и будущим, так как многим ещё только предстоит когда-то осмыслить то, что сотворил этот человек. Его прозорливость сумела выдержать сопротивление не одного десятка консервативных взглядов исследователей, занимающихся проблематикой древнерусских музыкальных инструментов. Разные точки зрения на этот счёт бытовали в учёном мире, но никто из исследователей не мог обойти молчанием открытий Владимира Ивановича, никто не мог не упомянуть его имени в своих трудах, не мог не стремиться к встрече с ним, так как им были сотворены реставрации и реконструкции древнерусских музыкальных инструментов: гуслей, гудков, сопелей и многих других – всего, что звучало в средневековом Новгороде, – с такой силой, с таким талантом, что трудно было помыслить, что кто-то ещё смог бы это повторить. Его прозорливые догадки по поводу преемственности традиционной музыкальной культуры от древних времён до настоящего времени нашли подтверждение им же самим в полевых условиях фольклорных экспедиций по Новгородской и Вологодской областям. Ему удалось лично увидеть и услышать, как музыкальный материал «перешёл» от гуслей к балалайкам и далее к гармоникам.

Но талант Владимира Ивановича шире. Его интуиции, прозорливости, наблюдательности не было предела. Можно задаться вопросом: если Поветкин так прекрасно играл на гуслях, импровизируя, создавая оригинальные композиции, выводя необычные звучания из этого, казалось бы, нехитрого инструмента, то, значит, и в средние века, когда гусли бытовали широко по всей Руси, могли так же виртуозно играть. И тогда могли быть даровитые музыканты, извлекающие что-то похожее из 5 струн. Сейчас мы видим возможности инструмента, представленные Поветкиным, и эти необычные, казалось бы, наигрыши помогают нам представить вдохновенную культуру древности, её величины, её широту, связующим звеном с которой и явились реконструированные Владимиром Ивановичем инструменты, его талантливые наигрыши. Это ведь залог возрождения нашей национальной культуры.

О Поветкине мастере тоже несколько слов. Ещё с той поры, когда он появился в Новгороде и жил в Воротной башне на Ярославовом дворище, он начал постигать одно ремесло за другим: береста, плетение из корня, резьба по дереву, ткачество, вышивка, ковка – всё его интересовало. Но интересовало его это принципиально – только для понимания сути каждого ремесла. Так он сделался универсальным мастером. Уже скоро влияние его стало распространяться на мастеров Новгорода. Каждый, кто начинал заниматься каким-то традиционным ремеслом, в душе своей уже соотносил свои возможности с реальными достижениями мастера Поветкина. Влияние это, казалось бы, парило над городом и всегда благодатно сказывалось на любом другом, взявшимся за ремесло. Совсем недавно Владимир Иванович вспоминал, как много лет назад он приехал в Новгород, и никто здесь берестой не занимался (из статей специалистов Новгородского музея-заповедника можно было узнать, что берестяное ремесло ушло в небытие). Владимир Иванович взялся и сотворил вещи из этого материала. А нынче, после его тех начинаний, множество мастеров в городе и области появилось. И он, отмечая это, радовался.

Студия «Новгородская береста» также вышла из творчества Владимира Ивановича. Когда-то он обучил выпускника Ленинградского института культуры Юрия Степанова. А тот умудрился подарить небольшую берестяную вещицу на день рождение будущему руководителю студии. Через десять лет «именинник» создал студию «Новгородская береста».

Уже при жизни Владимир Иванович стал легендой. Крайняя «замкнутость» в себе, сосредоточенность на материале, вдохновение в игре на музыкальных инструментах, настороженность окружающей среды, помешанная на любопытстве, сформировали необычный характер, который, опираясь на это «сопротивление», всю жизнь создавал шедевры, производил необычный, неповторимый штучный продукт: будь то реставрация берестяных грамот или древних книг, реставрация огромного количества музыкальных инструментов, изготовление художественных образцов в различных техниках или игра на гуслях. Его внешний вид мастера, постоянно облачённого в народный костюм, аскетические черты лица с длинными волосами, подвязанными ободком, и бородой под стать старцам-столпникам Феофана Грека в церкви Спаса Преображения на Ильине улице, недалеко от которой он проживал и творил, не оставлял равнодушным никого. Ещё в бытность его проживания на Ярославовом дворище, студенты Областного училища культуры бегали «посмотреть на необычного человека». Форточка в его комнатушке была приткнута балалайкой, и местные бабушки приходили к нему, чтобы узнать, жив ли ещё мастер и приносили немного еды. «Странности» этого человека не могли остаться незамеченными и компетентными органами, куда Владимира Ивановича приглашали для разговора.

Его не заботила материальная сторона. Когда ему бывало туго, он выходил в город и шёл по улице, чтобы найти несколько копеек и купить хлеба. И всегда, когда такое случалось, ему удавалось найти эти копейки и спасти свою жизнь. Об этом рассказал недавно его друг, когда-то служивший с ним на морском флоте.

Но постепенно пришло признание, появился Центр музыкальных древностей, в котором после «реставрации» Владимир Иванович всё переделал заново, так как не мог согласиться с «трактовками» самых видных сантехников и ремонтников того времени. Он всегда всё делал сам и всегда работал по ночам. Когда ему дали приличную квартиру в новом доме и новом районе города, он, не задумываясь, поменял её на небольшое деревянное жилище в старом фонде и в старой части города. Ему важно было жить рядом со своим «материалом», ходить ежедневно по древненовгородской почве.

Он мог с недоумением смотреть бесконечно на пришедшего к нему незваного гостя, так и не сказав ему ни слова, и не пустив на порог, уже заранее зная цену этому «любопытству». Но всегда поил травным чаем желанного гостя. Сила и талант у этого человека были во всём.

Многие обладают глубокими познаниями в разных областях знаний, но очень мало универсальных людей, которые и мастеровые, и художественные, да ещё и музыкально одарённые. Именно таким был русский самородок Владимир Иванович Поветкин.

Когда три года назад мы были в Липпштадте (Германия) на Ганзейских днях, к нам подошёл немец музыкант-волынщик и сказал, что он уже много лет мечтает повидаться с профессором Поветкиным. К сожалению, это уже невозможно.

Умер всемирно известный человек, как написала одна зарубежная газета. Умер создатель уникального Центра музыкальных древностей: организации, каких нет нигде в мире. Умер основоположник музыкальной археологии.

Мы скорбим по этой утрате. Мы никогда не сможем смириться с тем, что нет больше с нами большого мастера, художника, способного пронзать взором столетия.

Мы сохраним и передадим следующим поколениям всё, что оставил нам Владимир Иванович.

Владимиру Ивановичу Поветкину было 67 лет.

21 октября 2010 г.

В.И. Ярыш

Фотография сделана Владимиром Ивановичем Ярышем 4.05.1990 г. в п. Хвойная
Новгородской области во время фольклорной экспедиции.
 

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Новости проекта